(no subject)

Еще хочу написать о Мише, у которого почему-то облезли уши, и он стал похожим на корниш-рекса почти на том уровне, на котором был похож на него в своем раннем детстве. Нетопыристый такой вид. Надеюсь, что линька ушей предусмотрена комплектацией Михаила, и никакая это не страшная болезнь, поражающая медведей.

За ушами у него теперь цыплячий пушок, и он очень здорово собирает их в гармошку. Ночами он кричит своим специфическим голосом - пыррррр! пырррр! - и, кажется, уже до смерти надоел Игнату.
Вчера он залез на меловую доску, висящую на двери, встал на цыпочки на полочке для мела и немного побил по двери своей черной рукой. Позавчера он залез на сушилку для белья, встал на цыпочки и побил по стене обеими черными руками, что привело - да! - к повреждению обоев.
Хочется, чтобы он умненьким рос, но пока не получается.

Иногда я думаю - а не завести ли настоящего корниша? Мише будет веселее, он перестанет доставать братьев и сестренку, которые уже не знают, куда деваться от его попыток бить рукой по носу и ушам, будут бегать вдвоем.
Но быстро передумываю. На помойках так много котят, а еще одну такую пырчалку мало кто выдержит.
К тому же, Саморуков пообещал мне подарить бостонского терьера. Игнат уже зовет его Бостонским Зомби - шутка, которую поймут только знатоки аналитической философии.

Божечки, как приятно печатать на макбукэйре, вот просто слов нет.

(no subject)

Привет! Так странно, что живой журнал все еще живой. Я тоже, и как-то даже неплохо, работаю, летаю и езжу, новый макбук и новый айфон, и все лето проработала за немаленькие деньги, вот это поворот.
Я завкафедрой философии в одном таком институте, и это тоже про сбывающиеся мечты, наверное.

Зашла сюда потому, что Алена написала про журавликов, и мне надо было вспомнить тот самый пост из ее журнала. А Игнат читает жж каждый день, всех этих сферических в вакууме илларионовых, пишущих о политике.

Блог-формат мне все еще ближе всего остального, и инсты, и фейсбука, тот вообще полон одноклассников и рабочих контактов, не расслабиться ни на минуту. Просто писать о себе не всегда хочется, редко хочется писать о себе.

На всякий случай скопирую сюда жж-пост из ФБ, потому что надо было тегнуть Камчатку. Это из последней поездки в Прагу, скоро снова там буду, кстати )

Еще о жизни написать хочу. В Праге Yuliana Vertiporokh стала мне родной матерью, давала тимберленды, батончики-мюсли, пауэрбанки, тапочки с бяшей и плащ-палатки, чтобы у меня все было. И у меня все было.

Утром я рассказываю ей сон. Представляешь, говорю, мне снилось, будто ястреб в костюме обижает детей других птиц (да, мне обычно снится та еще кафка).
- В стрипкостюме? - настороженно спрашивает Юля.
- В ЧЕМ?! - недоумеваю я.
- Эээээ, - говорит Юля совершенно искренне, - ТЫ, В СТРИПКОСТЮМЕ, обижаешь детей других птиц! Ты сама так сказала: "Я, в стрипкостюме..."

В день пятнадцатилетия миленькой ВВС вспоминаю день ее появления на свет.
- Мы пришли к тебе в роддом! А там ты! По видеофону! Показываешь нам ее!
- НУ.
- И я такая: Боже, да это же маленький Мясоедов!!!
- А ТЕПЕРЬ ЭТО БОЛЬШОЙ МЯСОЕДОВ, - говорит Юля с мрачной любовью.

(no subject)

Дорогой дневник,
сделай так, чтобы Мао и Миша, кони-говнюки, перестали нападать на маленького интеллигентного Петечку и вырывать ему из шеи клочья шерсти. Если ты не можешь такое сделать (ты же дневник, да), передай эту мою просьбу Боженьке, ты уже много всякого ему передавал. Уточнение: чтобы все трое остались при этом в нашем доме, и никто не выпадал в окно, и все были здоровы, а то я тебя знаю.

(no subject)

Когда я хочу спать, я говорю странное.
Как-то раз, замешкавшись у перехода, я громко сказала:
- Ээээ, перепиздали!
Опоздали на переход, в смысле.

Недавно ехали в машине, обсуждали таблетки, в том числе мелатонин, я говорю:
- Жратворное.

Бетонные полусферы-преградители въездов я случайно назвала бетоньерками, да так и повелось.

Много чего говорю такого, прекрасного, Игнат смеется, но не записывает. Даже имя нашего Медвеги появилось незадолго до его появления на свет, я случайно назвала медвежонка "медвежка", и оно прижилось. Потом я увидела живого медвежку в коробочке.

Я вообще черт знает что несу, когда устала или засыпаю. А однажды, выходя из вагона метро, я произнесла громко и с выражением:
- Я дом Распони уважаю больше, чем сто домов каких-то там Ломбарди!

(no subject)

Вчера проснулась в холодной палатке, с чайником воды в ногах и бутылкой воды в объятиях. Это так мы ездили на радужную разведку, разведали два места.
Первое - всем хорошее, идеальное, очень красивое место. Жилой лес, много дров, удобный спуск к воде.
Мы выбрали все радужные локации - тут будет круг, а тут будет кухня, а тут будет детский типи, а тут, на этом холме, будет...
Игнат забрался на холм быстрее меня и произнес только одно слово:
- ЫТЬ.
- Что, тут красиво? - спросила я.
- Тут кладбище.

И правда - кладбище посреди леса! Там, судя по информации в сети, когда-то была деревня, ну вот и кладбище, да. Но удивительно не это.
Удивительнее всего - что на этом кладбище полно свежих могил! Десятого года - сразу несколько. Гранитные памятники, цветы, ухоженно так.
Одна могила - маленького Юрочки: на ней бетономешалка и лошадка. Я сразу приуныла.

Игнат нашел сыроежку очень малинового цвета, повертел ее в руках.
- Как думаешь, вижн согласится рассмотреть это место?
- Согласится, конечно. Вот тут у нас будет кухня, тут - чилдрен эйриа, тут - медицинская типуха, а тут у нас будет кладбище. Нашему Макондо давно пора иметь свое кладбище!
- Кажется, шаманы и астрологи будут против. Но, даже если примут место, - хороши мы будем, если кто-то приедет проведывать могилу! А если хоронить?!

В общем, поехали мы на второе место. Идеальное: река, два озера, два ручья, сосновый лес и мох, и даже не в Заполярье, а в Тверской, стало быть, области. Вот там мы и заночевали в палатке, набрали грибов, погуляли по окрестностям, и дали этому месту 8 из 10.

Не 9 - потому, что не везде в молодом сосняке есть дрова так, как любит это Игнат: чтобы сразу море дров, и жечь их в типухе всю ночь, не переставая. Не 10 - потому, что на этом месте, как пишут, тоже была деревня. А кладбища мы так и не нашли.
Вот радужным первопоселенцам будет сюрприз!

(no subject)

Мы сегодня посмотрели хороший фильм с ирландским акцентом.
Про людей, которые живут на парковке и занимаются аквааэробикой. Очень красивый, и с цветком, который растят внутри автомобиля. И еще с внезапным финским языком. И с очень красивыми деталями. И про жизнь, и про смерть.
Только очень короткий, я хотела бы больше истории главных героев и меньше титров. И меньше того, что осталось за кадром. Но продолжений у таких историй не бывает.

(no subject)

Я уже писала тут об этом, но снова слушаю ее песни (после вчерашнего Долинского манного медвежонка ютуб живет своей жизнью) и все никак не перестану удивляться этому факту:

"Я в конце концов дошла до того, что стала сочинять песенки, чтобы подарить их на день рождения. Ну, обнищала я совсем, с подарками туго. И тут вдруг звонят и говорят: "У Юры Тургенева день рождения". Ну как я не пойду? Пойду, конечно, а без подарка неловко. Дело было весной, цветы дорогие. И тогда я написала песенку, по дороге на день рождения, и подарила ему.

Будут несколько таких песен. Это не посвящения, там ничего о личности человека нет, а просто подарки.

Эта песенка не только поздравление с днём рождения. Она называется: "Поздравление с весной...
"

Это пишет чудесный советский бард Вера Матвеева (1945-1976), в семидесятые - девушка из Химок, студентка МИСИ и сотрудница Гидропроекта.
А Юра Тургенев - это, по ходу, мой папа. В семидесятые - юноша из Химок, и далее - по тому же списку. И его старший брат, мой дядя, ровесник Веры, по тому же списку проходит. Только вместо Химок - Текстильщики.

Вероятность совпадения крайне мала, учитывая обстоятельства, Гидропроект, а также нашу не вполне распространенную фамилию.

А Вера - автор той самой песни из альбома Летова "Звездопад", которая про черную гуашь и про надежду.

А мой папа не может ее вспомнить.

(no subject)

Сейчас я пишу о сахарных поросятах - с улыбкой и в кафтанах - и вспоминаю о том, как Маша дорогая поет вот эту песню:

(no subject)

Люблю, когда дождь на улице. Тогда можно сидеть дома и работать с чистой совестью, не боясь, что пропустишь что-нибудь - тепло, или солнце, или что-нибудь еще.
Дождь, кстати, тоже можно бояться пропустить, за что ему такое неуважение?

Очень холодно, мы перешли на свечное отопление. Котики спят в нашей постели. К счастью, не все.

Вчера вечером я замерзла так, что зубы застучали, и тут на меня пришел Медвега. Он обнял меня своими когтистыми ручонками и начал сосать мой свитер. И урчать. Я согрелась за пять минут от этого тяжеленного шерстяного медведя. Вспоминала, как год назад в это же время я сама грела его непрерывно, бедного лысого котеночка.
"Сперва он семечко согрел, а теперь они его греют".